Панорама новостей

ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ И ДАТЫ ГОДА просмотр

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КАЛЕНДАРЬ просмотр

ПЛАН основных мероприятий библиотек МБУК «ЦСОБ» города Брянска на ОКТЯБРЬ 2018 г.

Осень в стиле "Фолк"

Квест «Школа безопасности»

  16 октября в библиотеке № 12 в рамках месячника по Гражданской обороне для учащихся школ 53 и 66 была проведёна квест-игра «Школа безопасности». Читать дальше.

Сегодня памятная дата военной истории России

 14 октября 1811 года русские войска под командованием Михаила Илларионовича Кутузова разбили турецкую армию под Рущуком. Читать дальше.

75-я годовщина освобождения г. Брянска от немецко-фашистских захватчиков

Тематические презентации, виртуальные выставки, буклеты, посвященные городу Брянску в годы Великой Отечественной войны

"Ценой собственной жизни"

26 сентября, в целях исторического и краеведческого просвещения, сотрудники ЦГБ им. П.Л. Проскурина и сотрудник совета ветеранов Бежицкого района, председатель секции партизан Великой Отечественной Войны, капитан запаса Сергей Протопопов для воспитанников Брянской ВК провели час мужества Режим доступа

Рекомендуем к прочтению

Новые книги

  По страницам газеты «Комсомольская правда». Читать дальше.

Между памятником и фабрикой.  Откровенный разговор с точки зрения вечности

О книге Соломона Волкова «Диалоги с Евгением Евтушенко». По материалам «Учительской газеты». Читать дальше.

Новости права. Информационные мероприятия

Электронные базы правовой информации
Новости


Рекомендуем к прочтению

«Вы вспомните меня когда-нибудь…»

  О книге Бориса Романова «Поэтесса или судьба Евдокии Ростопчиной».- М.: Русский мир, 2017.
            Перевернув последнюю страницу книги, с которой я провела все лето 2018 года, подумалось о том, как важно, когда поэт воскрешает для читателя другого поэта. Я не припоминаю никаких попыток подробного освещения жизни и творчества выдающейся поэтессы XIX века Евдокии Ростопчиной, кроме сопроводительных текстов в энциклопедиях, в словарях и антологиях.
            Борис Романов прежде всего – поэт, тонкий, ироничный, интеллигентный, у него около 15-ти поэтических сборников.  Но при этом он - серьезный литературовед, автор статей и книг о Державине и Тютчеве, о русском сонете и об Александре Блоке, о русской религиозной поэзии и о многом другом. Борису Романову принадлежит монография о жизни и творчестве Даниила Андреева, и он является непременным участником Брянских Андреевских чтений, не раз выступавшем на них с блестящими докладами.
            Но то, что Борис Романов написал книгу о русской поэтессе XIX века – это большая удача прежде всего для самой Ростопчиной, а уж потом для литературоведов и читателей. И то что сам он – поэт, обусловило точную расстановку приоритетов, где главное  – Ростопчина-поэтесса, а потом уж все остальное. Страшно подумать, в какой фарс и пошлость обернулся бы иной подход, при котором на первое место вышли бы любовные похождения прелестной кокетливой Додо, ее романы и страсти на фоне московской и петербуржской жизни XIX века.
            Книга же являет собой пример тщательного, честного и объективного исследования творчества и жизни одной из самых знаменитых писательниц XIX века. В нее вложен огромный труд, биографические материалы тщательно верифицированы, что для сегодняшней пестрой панорамы биографической литературы является редкостью. Биографии зачастую клепаются «одной левой», безо всякой ответственности, без уважения к читателю, которому нередко очевидно, откуда и какой кусок текста позаимствован. Это одна из причин того, что сейчас немного любителей биографической литературы. Порой поражает смелость современных писателей, вольно интерпретирующих как факты биографии, так и сами тексты и убивающее всякую объективность желание навязать читателю почтение к объекту изучения или нечто противоположное. К счастью к книге Бориса Романова это не имеет ровно никакого отношения.
            Но и вопросов возникает много. И самый главный из них – кто это будет читать? По страницам этой книги не сможешь порхать как птичка, она непроста для восприятия, насыщена сложно разветвленными биографическими подробностями, глубоким литературоведческим исследованием.  
            Чтобы легко парить в ее пространстве, надобно уже многое знать не только о литературе XIX века, но и об истории, культуре, музыке, искусстве, быте, родственных и литературных связях. Словом, читатель должен быть подготовленным, иначе в книге «утонешь», ибо она требует определенного умственного напряжения, от которого современный человек шарахается как черт от ладана. И слова больного Александра Блока «Молчите, проклятые книги!» - это, к сожалению, для многих -  жизненное кредо.
            Но если «золотой век» русской литературы представляет для вас незыблемую шкалу ценностей, образец высокой духовности – тогда это ваше чтение, от которого получаешь не только наслаждение, но и огромный познавательный посыл. Эту книгу желательно иметь под рукой, ибо она содержит информацию не только о героине, но и об ее окружении. А это, как сейчас говорят, «на минуточку» сплошные классики – от Пушкина и Лермонтова до Александра Дюма. Огромным массивом фактографического материала автору удалось не «придавить» (что иногда случается в биографической литературе) героиню, а напротив, представить ее живой, остроумной, легкой – то одиноким «мечтательным и хиленьким ребенком», то девицей на выданье – «кумиром всех мотыльков гостиной», то блестящей светской львицей.
             И вдруг все складывается в стройную композицию недолгой 46-летней жизни, столь насыщенную удивительными встречами, страданиями и радостями. И судьба ее предстает то трагической симфонией, то задумчивым рондо, то легким романсом, в которых всегда главенствует чистота намерений, любовь и незлобивость, которую в ней отмечали многие. И с радостью отмечаешь в ее порой тяжеловатых и архаичных стихах «Божьей правды свет». Это поэзия, отличающаяся безупречным вкусом, глубокой мыслью и удивительной женственностью, которая отнюдь не обрекает ее на однообразие и скудность тем, а напротив – расширяет горизонты. Культуру духа, как известно, делает только культура ума, и если это женский ум, то он обогащает творчество особой эмоциональной доминантой.
             Она – поэтесса, и гордо заявляет: «Я женщина во всем значении слова». И именно графиня Ростопчина, а отнюдь не Анна Ахматова, «научила женщин говорить». Ее жизнь долгое время представлялась как легкомысленное бальное порханье, а поэзия ее вскоре после смерти была объявлена реакционной. Все штампы и литературное клише салонной поэтессы книга Бориса Романова развеивает в пух и прах. При этом сама Евдокия Ростопчина отнюдь не претендовала на роль пророка, на то, чтобы по словам Пушкина «в просвещении стать с веком наравне».

                     «Не мне, друзья, не мне венец лавровый…
                      Такая честь не подобает мне…»

             При этом она отличалась искренней любовью к собратьям по перу. Пронзительны ее стихи на смерть Александра Пушкина, глубокой душевной раной стала для нее гибель молодого Михаила Лермонтова, с которым она чувствовала глубокую душевную близость. Поэтесса Евдокия Ростопчина благодаря книге Бориса Романова оказывается намного глубже и значительней наших прежних представлений о ней. Ее творчество – образец аристократической дворянской культуры, не приемлющей безвкусия, сформированной на великих образцах прошлого. Современный читатель до этой планки явно не дотягивает.
             А самое печальное заключается в том, что культура Пушкина, Лермонтова и Толстого - до Блока и Гумилева нет-нет, да и подвергается в очередной раз пересмотру и критике. На чем, дескать, эта махина держалась – на крепостном праве. А почему мы такие бессловесные – а не выбилось из нас рабство. Не могли простить неволи - вот и жгли и пушкинское Михайловское и блоковское Шахматово. Словно великое дворянское сословие не служило, не воевало, не отдавало свои жизни за процветание России! Как пронзительно описана в книге мученическая гибель на Крымской войне под местечком Каркала Андрея Карамзина, с которым Евдокию Ростопчину связывал многолетний мучительный роман. Как страдала она от невозможности оплакать любимого человека, с каким благородством сама выносит себе приговор – «жалеть о нем она не вправе!».  И тут же восклицает: «Не страшно умереть, а страшно пережить!» При этом автор соблюдает удивительный такт и дистанцию при описании глубоких внутренних чувств своей героини.
             Словом, как бы ни была избита эта фраза, но по прочтении книги Бориса Романова испытываешь острое желание перечитать стихи Евдокии Ростопчиной. И перед нами предстает подлинный поэт, пусть и не замахивающийся на постижение бесконечности, но существующий в своем «прекрасном саду», в который попасть может далеко не каждый, но уходить из которого не хочется. В последних строках книги автор недаром упоминает о том, как дорожила томом ее стихов Марина Цветаева, как чувствовала «волну от нее ко мне, от меня к ней».
             Прочитав книгу Бориса Романова, испытываешь щемящую нежность к Евдокии Ростопчиной, поэтессе и женщине, к ее «таланту и страданьям», в которых она ушла из жизни «с молитвой и любовью». И вспомнились ее строки о Михаиле Лермонтове:

                          «И наконец осталась я
                           Одна пред книгой новой.
                           О эта книга!... Для меня
                           Как много в ней родного!»

       И с книгой Бориса Романова расстаться трудно. Кто-то из современных критиков написал: «Если это не о нас, то зачем читать!» Стихи Евдокии Ростопчиной – это, как ни странно, тоже о нас…
       Книга вышла в серии «Русскiй мiръ в лицах». Русский мир XIX века невообразим без дивного лица Евдокии Ростопчиной.

                                                                                 Наталия Пряничникова, библиотека №1 МБУК "ЦСОБ" города Брянска